ФЭНДОМ


Wiki letter w Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

ПредисловиеВалентины Георгиевны Чириковой

к сборнику произведений Е.Н. Чирикова

“Вниз по Волге-реке”. Легенды и были.

Нижний Новгород. 2004 г.







ЧИРИКОВ

Евгений Николаевич

1864, Казань – 1932, Прага

Имя писателя Евгения Николаевича Чирикова, беллетриста, драматурга и публициста было широко известно читателям конца 19-го – начала 20-го столетия. Его произведения были чрезвычайно популярны в среде демократической интеллигенции, его пьесы шли на сценах прославленных театров Москвы и Петербурга, в Нижнем Новгороде и других городах России, а также за границей.

Издательством “Знание” с 1901 по 1909 год было выпущено 8 томов собраний сочинений Е.Н. Чирикова, “Московским книгоиздательством” с 1910 по 1916 год – 17 томов, в которые вошли 11 сборников рассказов, 3 сборника пьес и 3 тома романа “Жизнь Тарханова”. Кроме того, разными издательствами было издано более 7 книг вплоть до 1919 года, не включая многочисленных фельетонов, статей и брошюр в газетах и журналах.

На заре истории российского кинематографа по сценариям Е.Н. Чирикова были сняты три художественных фильма.

Брошюру Чирикова “Народ и революция”, вышедшую в 1919 году в Ростове-на-Дону, прочел В.И. Ленин и поместил на полку кремлёвской библиотеки в раздел “Белогвардейская литература”. С тех пор произведения Е.Н. Чирикова исчезли с полок библиотек и книжных магазинов. Ленин, близко знавший шурина Чирикова – Михаила Григорьева, основателя первого нижегородского марксистского кружка, и помятуя, что Чириков был одним из руководителей студенческой сходки 1887 года в Казанском Университете, предупредил писателя в частной записке: “ Евгений Николаевич, уезжайте. Уважаю Ваш талант, но Вы мне мешаете. Я вынужден буду Вас арестовать, если Вы не уедете. “ Так в 1920 году Чириков и его имя были изгнаны из России. И поэтому Чириков называл себя не русским эмигрантом, а “изгнанником земли русской” .

За границей Евгений Николаевич продолжал писать. За десять лет, с 1922 по 1932 год вышло 4 сборника его рассказов и 4 романа. Почти все его произведения до- и послереволюционного периода были переведены на многие европейские языки.

Так велико творческое наследие писателя и так мало известно оно современному российскому читателю !

В одном из последних своих писем к дочери Людмиле Евгений Николаевич пишет: “ … Я думаю, что в освобожденной России я как писатель воскресну ! Подготовлю проект нового издания избранных произведений, выкинув из написанного всё преходящее и утратившее интерес и значительность. Вместо 25 написанных книг, так 15. Зато будет ярче и сгущеннее моё творчество. Выполнить сие придётся, вероятно, уже вам, наследники'”. ( 8 июня 1931 года)

* * *

Евгений Николаевич Чириков родился 24 июля ( 5 августа) 1864 г. в Казани в дворянской семье. Род Чириковых восходит к 'XII столетию, имеет свой герб и в разные времена его представители играли заметную роль в истории российского государства.

Дед Евгения Николаевича, Андрей Яковлевич Чириков, был майором Лейб-гвардии гусарского полка, героем Отечественной войны 1812 года, участником Бородинского сражения. После увольнения с воинской службы из-за многочисленных ранений он с 1838 по 1842 год был городничим в Горбатове и Балахне Нижегородской губернии.

Отец Евгения Николаевича, Николай Андреевич, отставной поручик, продал своё наследственное имение и служил становым и помощником исправника в различных уездах Казанской и Симбирской губерний.

Мать Евгения Николаевича, Феоктиста Степановна, была дочерью коллежского асессора Степана Никифоровича Котицкого.

В семье Чириковых было 6 детей: 5 сыновей и одна дочь. Трое сыновей стали кадровыми военными, один – профессиональным певцом, Евгений – писателем.

Вспоминая свои детские годы, Чириков “видел себя около матери за чтением, либо на Волге, либо на улице с детворой всех классов и сословий”. В 11 лет он поступил в казанскую гимназию. “ Ещё в гимназии меня потянуло к литературному творчеству. Откуда это пришло? В моём роду был только один писатель, родственный по материнской линии: поэт Навроцкий, автор стихотворных легенд, связанных с Волгой и с историческими городами на ней”, - вспоминает писатель. (Навроцкий – автор знаменитой песни “Есть на Волге утёс…”)

В 7-ом классе Евгений – редактор и активный сотрудник нелегального рукописного журнала. Его первые шаги на пути литературного творчества – стихи, воспевающие Волгу и Каму. Любовь к великой русской реке, Волге-матушке, впоследствии пройдёт лейтмотивом через все его произведения.

* * *

По окончании гимназии Чириков поступает в Казанский университет. Завершить обучение ему, однако, не было суждено. Как одного из главных организаторов студенческой сходки 4го декабря 1887 года его исключают из университета и ссылают в Нижний Новгород без права проживания в университетских городах. Этот “бурный год” своей молодости Чириков опишет в рассказе “Судьба” ( “Русское слово”, 1912 г.).

Чириков поселяется у ранее знакомого ему Каронина-Петропавловского, но вскоре его снова арестовывают: в этот раз за публичное чтение ранее сочиненной им антимонархической “Оды императору Александру 'III”. Его сажают на два с половиной месяца в Нижегородский острог. В тюрьме Чириков написал 10 статей и рассказов, а также свою первую повесть “Капрал” для казанской газеты “Волжский вестник”, в которой он печатался с 1885 года. Началом своего творческого пути Чириков, однако, считал 1886 год, когда в этой же газете был опубликован его первый рассказ “Рыжий”. Таким образом, “Волжский вестник” дал Чирикову, поэту и прозаику, путевку в жизнь. (Редактор журнала ещё в 1885 году разглядел в юном гимназисте Жене Чирикове писательский талант, опубликовав его стихотворение “К Каме”.)

После суда Чирикова ссылают на 3 года в Царицын. Здесь в 1888 году происходит его первое знакомство с Алексеем Пешковым. Общение их было недолгим. Вскоре Чирикова отправили в Астрахань отбывать оставшиеся 2 года ссылки. Там он встречается с Н.Г.Чернышевским. Чириков, как оказалось, был уже знаком Николаю Гавриловичу по рассказу '“Свинья'”, опубликованному в '“Книжках недели'” ( №8'/1888 г.). “Хорошо, хорошо ! – отозвался Чернышевский о рассказе, - Лучше начать со свиньи и кончить человеком, чем обратно.” В Астрахани Чириков пишет для “Астраханского вестника” и “Астраханского листка”. Всего 60 вещей за один год.

В начале 1892 года Чирикова вновь арестовывают и переправляют в Казань в связи с процессом над молодыми народовольцами. Его осудили за укрывательство народовольца Сабунаева и водворили на 4 месяца в казанскую тюрьму. В тот период за Чириковым прочно утвердилась репутация “политически неблагонадёжного” на долгие годы, что заставило его потом часто менять место жительства. В своих воспоминаниях Чириков пишет: “ Я вышел на литературный путь в конце 80-х годов ещё под флагом революционного народничества, получив своё крещение от так называемых “писателей-общественников”, лозунгом которых была некрасовская заповедь: “Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан”.

После освобождения из тюрьмы Чирикову разрешено остаться в Казани при условии “жить смирно без вмешательства в политику”.

* * *

В августе 1892 года Евгений Николаевич венчается с Валентиной Георгиевной Григорьевой, сестрой Михаила Григорьева. Чириков развивает необычайно активную литературную деятельность в “Волжском вестнике”. Он – секретарь газеты. Из 90 известных публикаций Чирикова за 1885-1895 годы только за один 1892 год вышло около 40 его стихотворений, фельетонов и рассказов ! С рассказом “'Gaudeamus 'igitur” он выходит на страницы столичного журнала “Русское богатство”. Свои сочинения Чириков подписывал своим именем или псевдонимами: Е.Н., Ий-Ов, Есть Червь, Обыватель, Валин и др.

В 1894 году Чириков с семьей приезжает в Самару, чтобы стать сотрудником “Самарской газеты”. В этом городе происходит вторая встреча Чирикова с Горьким. Здесь зародилась их дружба на долгие годы.

В конце 1895 года Чириков вместе с женой, годовалой дочкой и тещёй переезжает в Минск и служит в управлении Южной железной дороги. В этот период он много общается с известным белорусским писателем А. Е. Богдановичем, активно поддерживает и выводит в большую литературу “соловья украинской поэзии” Лесю Украинку. В Минске писатель продолжает плодотворно работать. С 1985 по 1901 год появляется ряд известных произведений Чирикова. Так, в 1897 г. в журнале “Новое слово” выходит его повесть “Инвалиды”. Разочаровавшись в тактике народников, Чириков приводит героя этой повести к пониманию своей ненужности. Своё несогласие с марксистами Чириков выразил в повести “Чужестранцы”, напечатанной в журнале “Жизнь”.

Обе повести вызвали огромный интерес у читателей и резкую критику в идейно-политических кругах. В этих произведениях Чириков выразил всю трагедию русской интеллигенции вообще. “Всякий беспристрастный читатель увидит, что под “инвалидами” автор разумел не тот или другой лагерь, а вообще всех “воинов” политического движения, выбывших из строя”, - пояснял писатель в авторском примечании к повести в собрании сочинений.

Умение писателя взглянуть со стороны на непримиримую идейную вражду отметил ещё в 1913 году критик А. Измайлов: “ Чувство вкуса спасло Чирикова от той опасности, жертвами которой стало большинство более слабой молодёжи. Чириков не ушёл в тенденции, а предпочёл остаться просто художником”.

К минскому периоду относятся повести “Блудный сын”, “Танино счастье”, а также рассказы “Фауст” и “Именинница”, так понравившиеся Горькому.

В 1898 г. Чириков ведет в журнале “Жизнь” постоянный раздел “Провинциальные картинки”. Многие рассказы и фельетоны этого журнала, а также газеты “Нижегородский листок”, с которым Чириков сотрудничал в 1896 году во время работы Всероссийской промышленно-художественной выставки в Нижнем Новгороде и в 1902-1904 годах, вошли впоследствии в сборник под названием “Тихий омут” (Картинки дореволюционной провинции) ( 1910 г.). Измайлов назвал фельетоны Чирикова “образцом талантливого провинциального обозрения”.

* * *

Несмотря на успехи в литературном творчестве Чириков тяготится жизнью в провинциальном Минске. Но все его попытки попасть в центры культуры – Москву или Петербург – терпят крах; он всё ещё считается политически неблагонадёжным. Наконец, в 1901 году ему удаётся переехать в Ярославль, а затем осенью 1902 года – в Нижний Новгород.

Большая семья Чириковых ( в ней уже пятеро детей) поселяется в доме А.А. Никитина на Телячьей улице ( ныне улица Гоголя, 19). Чириков и Горький встречаются как старые друзья. Дружат семьями. В круг этого общения входит также знаменитый русский бас Федор Иванович Шаляпин. Чириков и его супруга принимают самое деятельное участие во всех культурно-просветительских и благотворительных начинаниях Максима Горького. Чириков – пайщик в строительстве “ Народного дома”, участник литературных вечеров при демократических клубах. Супруга писателя Валентина Георгиевна играет в благотворительных спектаклях, в частности исполняет роль камеристки Софи в драме Шиллера “Коварство и любовь” и роль Лизы в пьесе Грибоедова “Горе от ума”. Она стала профессиональной актрисой и работала в театрах Мейерхольда, Ходотова и Комиссаржевской под псевдонимом “Йолшина”.

'C 1901 года Чириков сотрудничает с издательством “Знание”, куда его пригласил Максим Горький. С 1901 по 1909 год “Знание” издало сначала 3 книги, а затем восьмитомное собрание сочинений Е.Н. Чирикова. В издательстве “Знание” выходят первые пьесы Евгения Николаевича: “ На дворе во флигеле”, “За славой”, написанные в Минске, “Евреи”, “Иван Мироныч”, “Талантливое семейство” и “Друзья гласности”, написанные в Нижнем Новгороде в 1903-1904 г.г., “Мужики” и “Марья Ивановна”, написанные в Москве в 1905-1906 г.г.. Всего Чириковым в России было написано и поставлено 16 пьес и 3 киносценария, а в эмиграции – пьеса “Красный Паяц и Белая Пьеретта” и сказка – мистерия в 5 картинах “Красота ненаглядная”.

Исключительный успех имела драма “Евреи”, написанная на злободневную тему еврейских погромов в Минске и Кишинёве весной 1903 года. Ввиду её революционного воздействия царская цензура запретила пьесу. Лишь в 1905 году, после того, как пьеса прошла с огромным успехом за рубежом, её разрешили к постановке в России.

Герой одноименной пьесы Иван Мироныч представляет собой вариант чеховского “человека в футляре”. Влияние Чехова на творчество Чирикова было в то время весьма велико. В произведениях писателя чувствуется лиризм и мягкий юмор Антона Павловича.

В 1903 году недалеко от Кстова на берегу Кудьмы Чириков строит большую дачу по соседству с дачей известного нижегородского адвоката Петра Александровича Рождественского. Когда в 1904 году Чириков уезжает из Нижнего Новгорода в Москву, он каждое лето вплоть до 1910 года приезжает на свою любимую дачу. Здесь он, заядлый охотник, бродит по лесам, лугам и берегам извилистой реки Кудьмы вместе с сыновьями П.А. Рождественского - Геннадием и Виктором, братьями Касьяновыми – Василием, Сергеем и Александром ( будущим композитором). Летом 1913 года в церкви в честь иконы Казанской Божьей Матери, что стоит высоко над Волгой в селе Великий Враг Кстовского уезда, проходит венчание старшей дочери писателя Новеллы с Геннадием Петровичем Рождественским ( дядей будущего знаменитого дирижера Геннадия Николаевича Рождественского). В феврале 1915 года Геннадий Петрович умирает в Нижнем Новгороде от ран, полученных на войне. Чириков посвящает ему свою книгу “Эхо войны” (1915).

Волга и Кудьма вдохновляют Чирикова на создание целого ряда прекрасных рассказов о русской природе и людях, живущих на этих реках, об охоте… Это - рассказы “Городок”, “Водяной”, “С ночевой”, “ Лесачиха”, “Гиблое место”, “На стоянке”, “Зимний сон”, “Ледоход”, “Царица-водяница”, пьесы-сказки “Колдунья” и “Лесные тайны”… В рассказах писателя отразилась его трепетная любовь к русской природе, которую он не просто описывал, живописал. Живя потом на чужбине, он часто погружался в воспоминания о далёкой родине. “Вот так же я когда-то бродил с ружьем в родных лесах русской земли, забывал обо всём на свете и растворялся в природе, чувствуя себя слитным воедино с этим таинственным зелёным сумраком, с соснами, берёзами, птицами, травой, цветами… Какое это счастье – забывать о себе, не чувствовать себя !'” ( “Девичьи слёзы”, 1920).

В 1916 году выходит сборник “Волжские сказки”. Это – чарующий мир преданий, легенд, мифов, былин, бытующих у народов Поволжья.

“ Волга, давшая литературе многих и многих, дала ей и Чирикова, писателя с темпераментом, с обожанием русской природы, с мягкой жалостью ко всему, что, не расцветши, увядает в грустных условиях русской действительности”. Таков литературный портрет Е.Н. Чирикова, данный А. Измайловым в статье “Стоячая вода” ( 1913).

* * *

Осенью 1904 года, накануне революционных событий, Чириков переезжает из Нижнего Новгорода в Москву. По его словам, он был из тех писателей, которые не могут оставаться спокойными, когда “возмущена стихия”. Евгений Николаевич тут же окунается в общественно-политическую жизнь.

Он, постоянный член “Среды” – неформального объединения наиболее известных, влиятельных и демократически настроенных русских писателей, в декабре 1904 года вместе с Телешовым, Андреевым, Куприным, Буниным и другими литературными деятелями подписывает письмо-протест против расправ над мирными демонстрантами.

21 января 1905 года Чириков пишет возмущенное письмо Л.Н. Толстому, резко осуждая его за проповедь непротивления и призыв в данное время заниматься самосовершенствованием, когда “обыкновенных людей вешают и гноят в тюрьмах”.

В сентябре Чириков едет в Черниговскую губернию и защищает в суде восставших крестьян. По горячим следам этого события он пишет социально острую драму “Мужики”. Из-за цензуры её удалось поставить лишь один раз, и то в далёком Харбине. Чириков также описал эту поездку и суд над крестьянами, спалившими сахарный завод братьев Терещенко, в рассказе “В Сахарном королевстве” ( Сб. '“ Тихий омут'” 1910 г.)

В эти годы писатель тесно связан с Московским Художественным театром, близко сходится с артистами: Качаловым, Москвиным, Книппер-Чеховой и другими Частый гость в доме Чириковых Шаляпин. Чириков присутствует на репитициях своей пьесы “Иван Мироныч”, дорабатывает её с помощью Станиславского. Постановку пьесы осуществляет Владимир Немирович-Данченко и Лужский. Лужский же блестяще исполнил в ней главную роль. Первоначально Чириков назвал пьесу иронично “Новая жизнь”, но Чехов посоветовал ему изменить название.

Театр Корша в Москве и Новый театр в Петербурге ставят пронзительную драму Чирикова “Евреи”. В то время писатель ещё верил “в новую жизнь, в новое освобождение русского народа”. ( Из письма Чирикова Шаляпину)

В декабре 1905 года Чириков – свидетель вооруженного восстания. Все пережитое в эти страшные дни заставляет писателя пересмотреть свои политические взгляды. “Лик революции, явленный в Московском вооруженном восстании, искусственно созданном большевиками безумстве, охладил мои чувства, вскормленные наследственным боготворением Великой Французской революции. Я впервые явственно ощутил таившуюся в новой идеологии разрушительную силу, грозившую моей Родине, моему Отечеству и государству если не гибелью, то огромными бедствиями. [ …] Я почувствовал себя не просто человеком, а человеком и писателем русским”. ( из “Воспоминаний”)

Вопреки всем правам, дарованным Манифестом 17 октября 1905 года, Чирикова сажают в Таганскую тюрьму лишь за присутствие на тайном съезде Всероссийского Крестьянского Союза. ( март 1906 г.) Благодаря написанной им сатире на Конституцию его отпускают. Но тут на Чирикова как “любителя политических свобод” совершают покушение черносотенцы.

В 1906 году писатель вынужден бежать в Финляндию. Его приютила в Куоккале семья Анненских – давних нижегородских друзей. Вскоре вся семья перебралась на снятую зимнюю дачу вблизи пенат Репина. Чириков часто бывает у Ильи Ефимовича. Общие черты характера – жизнелюбие, добродушие и юмор сближают их. Репин пишет карандашный портрет Чирикова. Они переписываются даже после революции. В 1924 году Репин послал Чирикову в Прагу свой эскиз картины “1905 год” и карандашный набросок Волги в районе Верхнего Услона.

В 1907 году семья Чириковых переезжает из Финляндии в С-Петербург. Петербургский период охватывает 10 лет: с 1907 по 1917 год. Это – годы наивысшего расцвета и всемирного признания писателя. Его пьесы идут в Петербурге в Александринском и Новом театрах, в Москве в Московском Художественном и Малом театрах, в Киеве, Харькове, а также во многих театрах русской провинции ( в Уфе, Вятке, Одессе, Тифлисе…, в том числе и в Нижегородском драматическом театре). В Нижнем его пьесы идут вплоть до 1919 года, в том числе запрещенная цензурой драма “Дом Кочергиных”.

Известные режиссёры Орленев, Ходотов, Марджанов включают в репертуар своих гастролей такие пьесы Чирикова как “Евреи”, “Марья Ивановна”, “Лесные тайны”, “Колдунья”. В последней пьесе-сказке главную роль играла супруга автора Валентина Георгиевна Чирикова. В Тифлисе роль Нахмана в пьесе “Евреи” исполнял молодой Мейерхольд, в Берлине, Лондоне и Нью-Йорке – Орленев.

Произведения Чирикова печатаются за границей. В Берлине, в издательстве Ладыжникова выходят его книги на немецком, английском и французских языках. Его пьесы ставят в Германии, Австро-Венгрии, Швейцарии и США.

В 1908 году Чириков вместе с Куприным, Буниным, Андреевым и рядом других писателей уходит из издательства “Знание” из-за расхождений с М. Горьким по политическим и чисто человеческим причинам. Он начинает успешно сотрудничать с “Московским Книгоиздательством”. С 1910 по 1916 год оно выпустило полное собрание сочинений Чирикова в 17-ти томах. Дополнительно отдельные произведения писателя выходили в сборниках Московского книгоиздательства “Земля”, в журнале “Пробуждение” и др.

17 февраля 1911 года в Петербурге широко отмечалось 25-летие литературной деятельности Е.Н. Чирикова. В присутствии большого количества представителей русской культуры ему был торжественно вручен Поздравительный адрес от членов Комитета Литературного фонда.

2 сентября 1909 года на руках у Евгения Николаевича скончалась его мать, Феоктиста Степановна. “Предсмертные беседы матери впервые заставили меня оглянуться на свой пройденный путь, почувствовать малоценность всей прежней революционной суеты и вернуться к вечному: душе человеческой”,- пишет Евгений Николаевич в своих воспоминаниях “На путях жизни и творчества”.

В поисках “вечного – души человеческой” Чириков обращается к фольклору, к старинным преданиям. 2 октября 1909 года, через месяц после кончины матери, он заканчивает удивительно поэтичное монастырское сказание “Плен страстей человеческих”.

В 1910 году выходит сборник рассказов “Цветы воспоминаний”. Эту “книгу улетевших радостей и печалей прожитых лет жизни” Чириков посвятил памяти матери. Перед заглавием одного из рассказов сборника (“'Cказка”) короткая строчка: “Венок на могилу дорогой матери”.

В 1913 году выходят драмы-сказки, в т.ч. “Лесные тайны” и “Колдунья”, в 1916 – “Волжские сказки”.

В 1911-1914 выходят 3 части романа “Жизнь Тарханова”: “Юность”, “Изгнание” и “Возвращение”. Первую часть автор посвятил “светлому спутнику жизни”, Валентине Георгиевне Чириковой, как в своё время и первый сборник рассказов “Ранние всходы”. Роман этот во многом автобиографичен. Он повествует о бурных годах российского студенчества конца 'XIX – начала ХХ столетия, о юных и чистых идейных героях, их любви и разочарованиях. Роман “Юность” выдержал 8 изданий в дореволюционной России. ( Четвертая часть романа “Семья” была закончена уже в эмиграции и опубликована в Берлине в 1924 году.)

В 1912 году Чириков совершает паломничество на озеро Светлояр. Под впечатлением легенды о невидимом граде Китеже он пишет сказку-мистерию '“Красота ненаглядная'”. Писатель называл её иллюстрацией к вопросу о народной душе. Поэтому ко второму, зарубежному, изданию 1924 года он добавил в качестве предисловия статью “О душе русского народа”. Как видно, вопрос о “душе человеческой” волновал Чирикова до самой смерти. Неслучайно его повесть, написанная как исповедь большевика-самоубийцы, называется “Опустошённая душа”(1928). О том же роман “Зверь из бездны” (1922), о котором Чириков пишет: “Моя поэма страшных лет имеет не историческую, а чисто психологическую задачу… Речь в ней идёт о человеческой душе'”. Во вступлении к своим воспоминаниям “На путях жизни и творчества” Е.Н. Чириков, объясняя свою жизненную позицию, делает резюме: “ По моей писательской душе проехали, так сказать, все тяжелые русские телеги интеллигентской революционной идеологии: народничество, народовольчество, толстовство, марксизм и изошедший из всего этого идеологического месива большевизм. На народнический грунт моей души дух времён отлагал свои напластования, пока революция 1905 г. не произвела там подобной землетрясению катастрофы и не освободила меня окончательно из когтей всяких революционных идеологий, оставив нетронутыми лишь унаследованную от народничества любовь к родине и к своему народу… Однако, сделавшись свободным художником слова, я не утратил воспринятого от “писателей-общественников” завета – быть гражданином… '

* * *

В двадцатые годы ХХ столетия в эмиграцию ушли большие группы демократических писателей, почти весь бывший состав “Знания”: Куприн, Андреев, Бунин, Шмелёв, Скиталец, Юшкевич … Среди них оказался и демократ Е.Н. Чириков.

Чириков покинул Россию в ноябре 1920 года, оставив на родине всю семью, рассеянную в неизвестности на её просторах. Сначала он, как большинство, попал в Константинополь. Оттуда ему удалось вырваться вместе с приехавшим из Крыма младшим сыном Георгием в Софию. В Софии он встретил знакомого ему ещё по “Средам” писателя А.М. Федорова, и они стали вместе ездить по Болгарии с лекциями о русской литературе. За это их в шутку прозвали Кириллом и Мефодием ( Не предполагали они, что через 20 лет внук Фёдорова Вадим женится на внучке Чирикова Наталии!) В 1921 году Чириков с сыном и приехавшей из Каира младшей дочерью Валентиной переехали в Прагу благодаря “русской акции” чешского правительства, которое предоставило русским эмигрантам возможность проживать и учиться в Чехословакии. В конце 1922 года в Праге собралась вся большая семья Чириковых.

В Чехословакии Евгений Николаевич продолжал вести активную творческую и общественную жизнь. Он был постоянным членом правления “Союза русских писателей и журналистов в Чехословацкой республике”, почетным членом “Союза русских писателей и журналистов”, основанном в 1925 году в Югославии, почетным членом “Чешско-русской Едноты”. Он участвовал в “Днях русской культуры”, выступал по радио. В 1928 и 1929 годах ездил в Югославию, выступая с чтениями о Чехове, Андрееве и Горьком, а также читал свои произведения. В 1928 году на торжественном приёме у короля Югославии Александра 'I ему был вручен орден Святого Саввы 'II степени, наряду с писателями А. Куприным и Б. Зайцевым.

В издательстве “Русская библиотека” с 1924 года начали издаваться 14 томов избранных сочинений Е.Н. Чирикова. Его произведения переводились на китайский и все европейские языки, включая шведский, датский и финский. С 1920 по 1927 год он печатался в каунасской газете “Эхо”.

В Чехии Чириковы были близко знакомы с Мариной Цветаевой, Василием Немировичем-Данченко, историком А. Кизеветтером, с семьёй Леонида Андреева. Евгений Николаевич вёл переписку с И. Буниным, А. Куприным и другими писателями.

За границей Е.Н. Чириков написал 4 романа: “Семья” – четвертая часть романа “Жизнь Тарханова” (1924), “Мой роман” – о событиях времен гражданской войны на юге России ( 1926), “Зверь из бездны” ( Поэма страшных лет), “Отчий дом”. “Зверь из бездны” вышел сначала на чешском языке в 1924 году, а потом на русском в 1926 году. Чириков посвятил это произведение “братскому чешскому народу”. Книга вызвала острую полемику как со стороны “белых”, так и со стороны “красных”. Чириков глубоко переживал, что не был правильно понят ни теми, ни другими.

Последний роман Чирикова “Отчий дом” (1929-1931) – это семейно-историческая хроника, которая охватывает события 1880 – 1900 годов и рассказывает об идейных брожениях в “дворянском гнезде”. За 10 последних лет жизни Чириковым было написано около 35 рассказов. В некоторых из них – “Красный паяц”(в драматургическом варианте “Красный Паяц и Белая Пьеретта”), “ Опустошенная душа”, “ Да святится имя твоё”, “Мстители” – отражаются ужасы гражданской войны (1928) . Но большинство своих рассказов и повестей этого периода писатель посвятил годам юности, провинциальному Поволжью, дореволюционной России. Эти произведения вошли в 3 сборника “Между небом и землёй”, “Девичьи слёзы” (1927) и последний - “Вечерний звон (повести о любви)”(1932). Ни о чём другом русскому “изгнаннику” писать не хотелось. “Всё в прошлом. Вот и книжка моя “Вечерний звон” – всё раскопки прошлого. Настоящего точно нет. Конечно, много сюжетов дать может эмиграция, но не хочется и не можется шевелить и бередить язвы и наши страдания. Толку мало, а боли много.” ( Из письма к дочери Людмиле от 18 декабря 1931 года)

Евгений Николаевич Чириков скончался 18 января 1932 года. У изголовья его гроба стояла сделанная его руками панорама “Волжского городка” с колокольнями и куполами, с бегущими по воде пароходами. Сколько любви и тоски по Родине было вложено в этот труд !

Чехи устроили Чирикову торжественные похороны. После отпевания в соборе Святого Николая в центре Праги траурная процессия протянулась по всей площади Вацлава и двинулась к Ольшанам. Временно было остановлено городское движение. За гробом шли родные и друзья, многочисленные русские эмигранты, представители чешской общественности, бывший премьер-министр Чехии Карел Крамарж… Министр иностранных дел Эдвард Бенеш прислал вдове писателя письмо с глубокими соболезнованиями. Надгробное слово произнесли князь П.Д. Долгоруков и епископ Сергий ( Королев). В храме Св. Александра Невского в Париже была отслужена заупокойная Литургия по усопшему писателю.

Евгений Николаевич похоронен на православном участке Ольшанского кладбища рядом с Успенским храмом. Надгробный памятник изображает прекрасную женщину с устремлённым к небу взором. На белой мраморной плите православный крест и скромная надпись: “Евгений Николаевич Чириков. 24.'VII.1864 – 18.'I.1932'” .