ФЭНДОМ


Ling-template Внимание! Неформальная или жаргонная лексика!
Содержание этой страницы, части текста или раздела, может показаться некоторым читателям непристойным или оскорбительным, а посему не читайте, если вас это коробит -- перейдите к другим статьям и разделам проекта.

Обсце́нная ле́ксика (нецензурные выражения, непечатная брань) — от англ. obscene (непристойный, грязный, бесстыдный), которое, в свою очередь, восходит к лат. obscenus (отвратительный, непристойный, неприличный) — сегмент бранной лексики различных языков, включающий грубейшие (похабные, непристойно мерзкие, вульгарные) бранные выражения, часто выражающие спонтанную речевую реакцию на неожиданную (обычно неприятную) ситуацию. Лингвисты разделяют понятия ненормативная лексика и табуированная лексика от oбсценной лексики. Обсценная лексика является лишь одним из видов этих двух лингвистических феноменов.

Одной из разновидностей обсценной лексики в русском языке является русский мат.

Обсценная лексика является спорным материалом для рассуждений правомерности её использования в СМИ и литературе, хотя и является древним «фольклёрным» феноменом русских традиций, истории и словесности в сакральности и бытовом общении.

Шаблон:RuTube

Функции употребления Править

Специалисты называют различные функции употребления обсценной лексики в речи:

Научные изискания Править

Ненормативная лексика с времён «христианизации» русского народа подвергается нападкам и запретам, но как бы там нибыло — выживает и дошла до наших времён в относительно первозданном виде. Исследования эмоциональных выражений народа — места, времени, ситуаций и взаимосвязей, продемонстрировали определённые лингвистически-эмоциональные ситуационные связи в использовании «мата». Зачастую это агрессивные проявления в словах, как средство словесной атаки «противника», или — борьба с болью и стрессом. Встречаются вариации шуточного и повседневно-бытового использования в общении сверстников и приятелей дружной компании.

Когда-то «мат» носил сакральный характер и использовался в обрядах или во время боя, как устрашение во время позывных и в атаках. С приходом на Русь христианства и с возвращением некоторых представителей родов в сане новой религии с иноземных территорий, среди народа язычников стало просвещаться новая культура, и, традиции с определёнными ценностями (порой не совсем приемлемыми и привычными русскому народу). Летописи того времени сообщают о том, что на хороводах и шабаше у костров ежевечерне собираются толпы народы под дудки и гул бранной речи в веселье и пиршествах, а храмы церковные пусты и безмолвны.

Для борьбы со старыми традициями язычества использовались разные методы — от убеждения до насилия. Обман и запугивание «безграмотных и наивных» постепенно давал свой результат и приводил в лоно церкви сначала женщин с детьми, а затем и их неугомонных мужчин, которые-то и мужьями не всегда были; принцип коммуны — совместного коммунального проживания. Кто купил или заплатил калым, тот и владел (коли ещё и силой обладал). И без грубости словесной было не обойтись — «законов праведных» не существовало. В этот период создалась легенда о вреде ругательств и влияния демонов и злых сил природы на сознание человека, которые должны привести к неминуемой гибели, и агрессора, и жертвы словесной атаки. Эти легенды дошли до наших дней.

Некоторые религиозные фанатики и псевдо-исследователи от эзотерики, поддерживая былую идею и создавая новые «сказки научного характера» продолжают навязывать нам, что «мат» приносит вред, и, любое сказанное слово «скверны» влияет на здоровье — демонстрируя свои доводы «Кирлиановским методом в исследованиях», «подтверждениями науки», «реагированием рамок», «аурой» и т.д.

Но кто изучал и проверял весь их бред? Никто… до сравнительно недавнего времени.

К примеру, в начале XXI века активизировались и стали распространятся статьи «о положительном влиянии молитвы на ауру человека, и, отрицательном — обсцентной лексики»: якобы данные исследования подтвердили снимки, сделанные при помощи кирлианоского аппарата. Однако распространение подобных заявлений никем не опровергалось и не доказывалось, пока в 2004 году за проверку фактов взялся исследователь словесности, русский поэт, писатель и учёный А. Н. Погребной-Александров. Воспользовавшись статусом журналиста он провёл несколько экспериментов и проанализировал результаты «исследований» подобного характера.

Всё оказалось ложью в вымыслах и подтасовках, а иногда и случайными ошибками несовершенства аппаратуры с иллюзорным фанатизмом верующих, которые в молниях и разрядах видели образы желаемых «ангелических структур света». Положительное или отрицательное влияние мата или молитвы на «ауру» и испытуемого субъекта также не подтвердилось. Подняв вопрос в прессе, был организован ряд экспериментов в госпиталях Нью-Йорка, которые также показали, что никакого влияния на хирургических больных данные процессы не оказывают, а порою и вредны при промедлении и невмешательстве врача в нужный критический момент между жизнью и смертью больного.

Исследования доктора Ричарда Стефанса, под чьим руководством проводились опыты и чьи результаты опубликованны в 2009 году, продемонстрировали, что брань это универсальное лингвистическое явление и довольно эмоциональная форма речи. В попытках объяснить, как и почему возникла и сохранилась подобная лексика, учёный утверждает, что выводы позволяют объяснить популярность ругани в речи у людей по всему миру. В эксперименте задействовали 64 студента. Испытуемых добровольцев просили держать руку в ледяной воде и терпеть боль, нецензурно выражаясь. Затем им запрещали использовать матерную лексику и просили опускать в воду другую руку. Опыт показал, что, выражаясь нецензурно, можно вытерпеть боль в среднем на 40 секунд дольше. Кроме того, после брани боль чувствовалась не так сильно.

Напомним, что в 2007 году британские ученые выяснили, что сквернословие на работе укрепляет корпоративный дух, снимает стресс и повышает производительность труда.

Ненормативная лексика в русском языке Править

Разновидностью обсценной лексики, получившей большое распространение в русском языке, является русский мат, насчитывающий 6-7 словооснов. В русском языке присутствует также несколько десятков других обсценных слов, не являющихся матерными и значительно менее табуированных, но тоже считающихся «неприличными».

Ненормативная лексика и общество Править

Файл:Poster skvernoslovie.jpg

Жёсткий запрет на публичное употребление обсценной лексики и фразеологии, идеографически и семантически связанных с запретной темой секса и сексуальной сферы, сложился у восточных славян — предков русских, украинцев, белорусов — ещё в языческую эпоху в качестве прочной традиции народной культуры, и строго поддерживался Православной церковью. Поэтому данное табу обрело для русского народа давнюю традицию, освящённую не одним тысячелетием.

В связи с этим характерны опубликованные информационным агентством «Интерфакс» данные социологического опроса по вопросу об отношении россиян к использованию ненормативной лексики в публичных выступлениях звёзд шоу-бизнеса, проведённого в июле 2004 Всероссийским центром изучения общественного мнения. Подавляющее большинство россиян (80 %) негативно относится к использованию ненормативной лексики в публичных выступлениях звёзд шоу-бизнеса, в программах и материалах, рассчитанных на массовую аудиторию, считая употребление матерных выражений недопустимым проявлением распущенности.

13 % опрошенных допускают употребление мата в тех случаях, когда он используется в качестве необходимого художественного средства. И только 3 % полагают, что если мат часто употребляется в общении между людьми, то попытки запретить его на эстраде, в кино, на телевидении — это просто ханжество.

Несмотря на распространённость нецензурных выражений во всех слоях русского общества на всех этапах его истории, в России традиционно существовало табу на использование обсценной лексики в печатном виде (отсюда, очевидно, и идёт название «нецензурная брань»). Это табу несколько ослабло в последнее время в связи с демократизацией общества и ослаблением государственного контроля за печатной сферой (первой в истории России отменой цензуры на длительный срок), переменами в общественной морали после распада СССР, массовой публикацией литературных произведений и переписки признанных русских классиков, писателей-диссидентов и нынешних постмодернистов. Снятие запрета на освещение определенных тем и социальных групп привело к расширению рамок приемлемой лексики в письменной речи. Мат и жаргон вошли в моду, став одним из средств пиара.

Среди детей и подростков умение материться подсознательно считалось и считается одним из признаков взрослости. Ну и разумеется, как только подрастающее поколение овладевало азами этих знаний, оно испытывало крайнюю необходимость продемонстрировать достигнутое — отсюда надписи на заборах, стенах общественных туалетов, школьных партах — а теперь и в Интернете.

Следует отметить, что, вопреки распространённому мнению, в местах лишения свободы ненормативная лексика сравнительно мало используется. Это связано с жёсткими уголовными «понятиями», согласно которым каждый заключённый должен нести ответственность за всё им сказанное («отвечать за базар»), а многие устойчивые нецензурные выражения воспринимаются в буквальном значении. Напрмер, посылание кого-либо на «три буквы» рассматривается как указание данному человеку, что его место — именно там, то есть как заявление о принадлежности его к касте «петухов». Невозможность доказать такое заявление может привести к тяжёлым последствиям для «пославшего».

Возвращаясь к теме «ненормативная лексика и общество», следует подчеркнуть, что нынешняя свобода высказывания все же не отменяет ответственности говорящего и пишущего. Конечно, вряд ли возможно запретить человеку ругаться, если это единственное средство самовыражения, которое ему доступно (учитывая ограничения, налагаемые воспитанием или условиями существования — «с волками жить — по-волчьи выть»). Конечно, не следует подвергать сожжению (или иному способу уничтожения) книги модных писателей. Однако прилюдная брань в нормальной обстановке неминуемо нарушает права и унижает достоинство тех людей, для которых табу сохраняет силу (по моральным, религиозным и иным соображениям).

Прецедент «Ароян против Киркорова» Править

Анатолий Баранов, один из исследователей современной нецензурной лексики, говорит по этому поводу: «Я выступаю за ограничение обсценной лексики, потому что если она будет использоваться слишком широко, она потеряет свою табуированность, и русский язык лишится важной особенности, которой нет в других языках мира. И я прекрасно понимаю тех людей, которые возмущены использованием обсценной лексики в СМИ. Мне даже представляется, что это нарушение прав человека — ведь кого-то это оскорбляет. Но нельзя запрещать её употребление тем, кто этого хочет. Идеальный вариант — это предупреждение, скажем, такое: „В этой книге используются такие-то слова“, чтобы предоставить читателю возможность выбора».

С практической стороной реализации его позиции можно ознакомиться в цитатах его экспертного заключения по делу «Ароян против Киркорова» (приведены в разделе «Российская юридическая практика» статьи Оскорбление).

Использование ненормативной лексики в искусстве и СМИ Править

Табуирование обсценной лексики — явление сравнительно позднее: ещё в документах и переписке петровского времени она встречается сравнительно свободно. Однако ко второй половине XVIII века её использование в печатных изданиях перестало быть возможным, и широко использующие обсценную лексику стихотворения Ивана Баркова распространялись исключительно в списках. На протяжении всего XIX века обсценная лексика также оставалась уделом «неофициальной» части творческого наследия поэтов и писателей: нецензурные эпиграммы и сатирические стихотворения Пушкина, Лермонтова и других авторов ими самими не публиковались и вообще в России обнародованию не подлежали (политические эмигранты из России начали публиковать их в Европе лишь во второй половине XIX века).

Первые попытки снять табу с обсценной лексики были предприняты в 1920-е гг. и не носили массового характера; интерес к матерным словам у большинства авторов не был в это время самодовлеющим и увязывался в основном со стремлением свободно говорить о сексуальной сфере.

В советский период общественный запрет на обсценную лексику действовал очень последовательно, что не мешало (и до сих пор не мешает) подавляющему большинству населения охотно употреблять эту лексику в частной жизни. Задачи художественного освоения обсценной лексики поставили перед собой писатели русского самиздата, начиная с Юза Алешковского.

С 1990-х гг., когда цензурные запреты исчезли, обсценная лексика шире проникает в литературу, используясь в различных функциях. Самая простая из этих функций — реалистическая передача разговорной речи: если в жизни люди матерятся, то было бы странно, если бы в книгах точно такие же люди этого не делали. У некоторых авторов персонажи не злоупотребляют обсценной лексикой (так в книгах Виктора Пелевина она почти всегда присутствует, но в очень небольших количествах), у других речь персонажей изобилует сильными выражениями (так в романах Баяна Ширянова из жизни наркоманов герои, в соответствии с принципом жизненной правды, не стесняются в выражениях). В ряде других случаев писатели используют обсценную лексику с более сложными целями: так в поэзии Германа Лукомникова обсценная лексика часто употребляется для воссоздания атмосферы карнавала (в понимании М. М. Бахтина), а в стихах Шиша Брянского предпринимается попытка воскресить и одновременно спародировать древнюю сакральную функцию инвективной лексики, ее отнесённость к ключевым языческим обрядам (прежде всего, инициации). Обсценная лексика в соединении с суржиком присутствует в сатирическо-комедийных пьесах Леся Подеревянского (укр. Лесь Подерев'янський), где она помогает сделать их более реальными, показать принадлежность героев определённым слоям населения.

Среди пользователей компьютерных сетей распространена замена некоторых букв в матерных словах специальными символами («*!@#$$%^&»), например: «это ох#@тельно», «I f*ed up my system». Иногда на форумах фильтрация ненормативной лексики производится автоматически, и тогда можно встретить осквернение совершенно безобидных выражений, например «ходовы ~ ~ ~ ~ ки» вместо «ходовые балки».

Исследователи русской ненормативной лексики Править

Как отмечалось в статье В. М. Мокиенко «Русская бранная лексика: цензурное и нецензурное» (1994), активными теоретическими исследованиями русской обсценной лексики в ХХ веке занимались в основном зарубежные исследователи. Начиная с конца 1970-х годов, на Западе был опубликован целый ряд статей и монографий на эту тему. С началом перестройки несколько лексикографических справочников было выпущено в США — их характеризовала уже практическая направленность, стремление «пополнить лексический багаж» студентов-русистов, обучающихся на стандартных литературных русских текстах, облегчить для них живое общение с русскими.

Критическому анализу словарей русского мата посвящена статья А.Плуцера-Сарно «Матерный словарь как феномен русской культуры» (http://plutser.ru). Здесь же приводится библиография лексикографических источников за период 1970—1996. А также большое количество других материалов по русской обсценной лексике, в том числе материалы «Словаря русского мата» в 12-ти томах.

Начало российским исследованиям в этой сфере положили работы Б. А. Успенского и В. Быкова, которые также вышли за рубежом.

В 1997 появилась первая в России научная монография, посвященная проблемам сквернословия, написанная доктором филологических наук профессором В. И. Жельвисом «Поле брани. Сквернословие как социальная проблема» (переиздана в 2001).

В 1998 российские исследователи Анатолий Баранов и Дмитрий Добровольский выпустили словарь «Русская заветная идиоматика» ([1]).

В 2001 и 2005 гг. Алексей Плуцер-Сарно издал 1 и 2 тома 12-томного «Словаря русского мата», который он составляет в течение 25 лет:

  • А. Плуцер-Сарно. Материалы к словарю русского мата. Т. 1. Лексические и фразеологические значения слова «хуй». СПб: Лимбус Пресс, 2001—392 с (ISBN 5-8370-0161-1) Материалы словаря публикуются автором в интернете по адресу http://plutser.ru
  • Плуцер-Сарно А. Материалы к словарю русского мата. Т. 2. Опыт построения справочно-библиографической базы данных лексических и фразеологических значений слова «пизда». 801 фразеологическая статья. (Серия: «Plutser`s dictionary»). СПб.; М.: Лимбус Пресс, 2005. 538 c. (ISBN 5-8370-0395-9) Материалы 2 тома также публикуются автором в интернете по адресу http://plutser.ru

Происхождение русской обсценной лексики Править

Давно установлено, что русская обсценная лексика имеет древние славянские и индоевропейские корни. Современные исследователи не рассматривают всерьёз бытующее в русском народе ненаучное представление о том, что обсценная лексика была заимствована русскими из татарского во время татаро-монгольского ига. При этом предлагаются различные варианты этимологии основных словообразовательных корней, однако все они, как правило, восходят к индоевропейским или праславянским основам.

Так, например, В. М. Мокиенко пишет [2]:

«Основные „три кита“ русского мата… этимологически расшифровываются достаточно прилично: праславянское *jebti первоначально значило 'бить, ударять', *huj (родственный слову хвоя) — 'игла хвойного дерева, нечто колкое', *pisьda — 'мочеиспускательный орган'».

Те же праформы (правда, с некоторым сомнением по поводу *huj) приводятся в [3].

Интересно отметить, что семантические изменения современного эвфемизма «трахать» практически повторяют историю слова *jebti.

Категоризация русской бранной лексики Править

А. В. Чернышев распределяет «ключевые термины матерного лексикона» на три группы:

  • обозначающие мужские и женские половые органы и обозначающие половой акт;
  • переносящие значение половых органов и полового акта на человека как на предмет называния;
  • в нарочито огрублённом виде заимствования из «культурной речи» (кондом, педераст).

В. М. Мокиенко считает данную классификацию излишне обобщённой и предлагает свою, более подробную, классификацию русской бранной лексики и фразеологии. При этом термины «бранная лексика» и «обсценная лексика» понимаются как взаимно пересекающиеся, хотя и не полностью идентичные. Брань — это оскорбительные, ругательные слова, тогда как обсценная лексика — это грубейшие вульгарные выражения, табуизированные слова. Главный признак, неразрывно связывающий две эти лексические группы, — эмоционально-экспрессивная реакция на неожиданные и неприятные события, слова, действия и т. п.

Исследователь классифицирует русскую бранную лексику по функционально-тематическому принципу, выделяя следующие основные группы:

  • Наименования лиц с подчеркнуто отрицательными характеристиками типа:
    • глупый, непонятливый человек;
    • подлый, низкий человек;
    • ничтожный человек, ничтожество;
    • проститутка, продажная женщина.
  • Наименования «неприличных», социально табуированных частей тела — «срамные слова».
  • Наименования процесса совершения полового акта.
  • Наименования физиологических функций (отправлений).
  • Наименования «результатов» физиологических отправлений.

В. М. Мокиенко указывает, что указанные группы бранной и обсценной лексики в целом представлены практически во всех языках. Что же касается национальных особенностей бранной лексики, то, по его мнению, они связаны с комбинаторикой и частотностью лексем определённого типа в каждом конкретном языке.

Исходя из этих критериев, автор говорит о двух основных типах бранной лексики европейских языков:

  • «Анально-экскрементальный» тип (Scheiss-культура);
  • «Сексуальный» тип (Sex-культура).

В этом плане, по его мнению, русская, сербская, хорватская, болгарская и другие «обсценно-экспрессивные» лексические системы относятся ко второму типу, в то время как чешская, немецкая, английская, французская — к первому.

Национальное своеобразие русского языка состоит не в самом наборе лексики, а в её частотном распределении. Ядро русской матерщины, как отмечают все исследователи, составляет очень частотная «сексуальная» триада: хуйпиздаебать. Число производных от данных словообразовательных основ и эвфемизмов, используемых для их замены, поистине неисчислимо, ибо они постоянно генерируются живой речью. Чрезвычайно активно эта же триада используется и во фразеологии.

Обсценная лексика в государственном языке России Править

В одобренном варианте проекта Федерального закона «О русском языке как государственном языке Российской Федерации» говорится о недопустимости использования нецензурных слов в русском языке как государственном языке России:

Статья 3 Часть 2. При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается употребление оскорбительных слов в отношении расы, национальности, профессии, социальной категории, возрастной группы, пола, языка, религиозных, политических и иных убеждений граждан, употребление нецензурных слов и выражений, а также иностранных слов и словосочетаний при наличии соответствующих аналогов в русском языке.[4]

Неформальная лексика народов мира Править

История Править

Заблуждения Править

Зачем нам это знать? Править

Часто можно услышать ханжеское мнение — «запретить», или возгласы из толпы — «зачем нам знать, или по что учить ругательствам». Но если откинуть недопонимание сокральности прошлого и ханжество в русофобии, под прикрытием борьбы за «чистоту русского языка», но навязывая народу слова иностранного происхождения с тем же значением и смыслом что и исконно руссие слова прошлого, можно выделить несколько причин:

  • Во-первых, это интелектуальность и знане своей истории и истории своего языка общения;
  • Во-вторых, не знание сленга может привести к плачевным результатам и повлечь к смертельному исходу, что уже не раз было (к примеру, в 90-х годах, во Флориде (США) убили гражданина Германии только потому, что он не мог ответить на неизвестные и непонятные ему слова общеизвестного «национального слэнга»);
  • В-третьих, «сквернословие» — лишь ханжеско-чванливое мнение русофобов, обвиняющих народ в безграмотности, грубости, скверности и т. д. и т. п.;
  • В-четвёртых, неформальная лексика народа имеет свою примечательную историю, заблуждения, навязанное мнение церкви (которой зомбированы и вы), исключительность и особенности эмоционального применения (о чём необходимо указывать и учить, а не запрещать);
  • В-пятых, «запретный плод сладок» и ни вы, ни правители, ни церковь, ни учителя… никто не смог уничтожить сакральную лексику прошлого, дошедшую до наших дней в устах народа, а значит --она имеет право на внимание и жизнь;
  • В-шестых, знания желательно получать из проверенных источников, а не на улице в додумках и пересказах приятелей;
  • В-седьмых, на данную тему защищено не мало учёных степеней и филологи могли бы внести свои интересные дополнения;
  • В-восьмых, разъясняя значение лексики и её смысл, а также моменты и возможность использования, мы можем постараться пояснить, что по-телевизору или по-радио, а также на улице не всегда желательно и есть возможность использовать эти слова; это же будет понятно и для иностранных читателей и переводчиков нашего словаря, и не случится такого, что вновь какой-нить иностранец (выступая в эфире) произнесёт неформальное слово, не очень-то понимая его значение, а народ с радостью и восторгом будет аплодировать ошибке, смеясь над ханжеством ведущих;
  • И в-девятых (последних), зная значение и произношение неформальных слов, вас уже никто не сможет провести или подшутить над вами: на вопрос — как будет на том или ином языке обращение к девушке для знакомства (к примеру) никто не сможет вам сказать «блядь, пойдём пое*ся» или что-либо в этом роде.

Примеры Править

Английский Править

Cлова произносятся нагло-отрывисто, без затягивания гласных.

  • Fuck (ф’ак) — ебать
  • Fuck you (ф’ак ю) — ебал вас
  • Fuck off (ф’ак-оф) — отъебись
  • Fuck off me (ф’ак-оф ми) — отъебись от меня
  • Suck (с’ак) — сосать
  • Ass (ас) — жопа
  • Asshole (асхол) — пидор (проходная жопа)
  • Dick (дик) — хуй (есть и имя)
  • Pusy (пуси) — пиздёнка (кошечка)
  • Yo (ё') — ты
  • Bitch (б’ич) — проститутка (блядь)
  • Bitches (б’ичес) — бляди (проститутки)
  • Gаy (гей) — гей, «голубой» (весёлый)
  • Lesby (лесби) — лесбиянка
  • Bi (байя) — би (бисексуал)
  • Trans (транс) — транссексуал

И ещё: Править

Английский, американский Править

  • Ass (arse) — /аc (arc)/ — жопа
  • Ass hole — /ac хол / — жопа
  • Faggot — /фЭгот / — педик
  • Fucking ass — /факинг ас/ — ебаная жопа
  • Kick ass — /кик ас/ — послать на хуй
  • Kiss my ass — /кис май ас/ — поцелуй меня в жопу
  • My ass! — /май ас/ — ещё чего! (щас!)
  • Move ass — /мув ас/ — шевелить жопой
  • Motherfucher — /мазафакэ/ — мудак
  • Balls — /болз/ — яйца
  • Show balls — /шоу болз/ — быть крутым
  • Bitch — /беч/ — сука
  • Bitch around — /беч эраунд/ — выебываться
  • Son of a bitch — /сан оф э беч/ — сукин сын
  • Boomboom — /бУмбум/ — ебаться
  • Boongies — /бУнгиз/ — ягодицы
  • Butts (buttocks) — /батс(батокс)/ — задница
  • Bollocks — /бОлокс/ — 1)Яйца. 2)Хуйня
  • Bull shit — /булшит/ — Хуйня
  • Cut the bull shit — /кат зе булшит/ — хватит пороть хуйню!
  • Chicken shit — /чикен шит/ — трус
  • Сherry — /чЕри / — целка
  • Сосk — /кок/ — хуй
  • Suck the cock — /сак зе кок/ — сосать хуй
  • Suck my dick — /сак май дик/ — отсоси
  • Crack — /крэк/ — пизда(багамск.)
  • Crabby — /краби/ — пизда (багамск.)
  • Cunt — /кант/ — пизда
  • Clad — /клад/ — пизда (ямайск.)
  • Boomboom сlad — /бумбум клад/ — ебаная пизда
  • Damn! — /Дамн!/ — Блядь ! (воскл.)
  • Dick — /дик/ — хуй
  • Dick sucker — /дик сакэ/ — членосос
  • Dickhead — /дикхэд/ — придурок
  • Fuck — /фак/ — ебаться
  • Fuck around — /фак эраунд/ — ебаться со всеми
  • Fuck (away)off — /фак оф / — отъебаться, съебаться
  • Fuck up — /фак ап/ — заебаться, обломить (ся)
  • Fuck with — /фак уиз/ — связываться с
  • Fuck yourself — /фак юселф/ — пошёл на хуй
  • Fucking idiot — /факИнг Идиот/ — ебаный идиот
  • Whore — /хор/ — шлюха
  • Who gives a fuck — /ху гивс э фак/ — кого ебёт?
  • Hooker — /хукер/ — шлюха
  • Gooner — /гунер/ — мудак
  • Jack (Jerk) off — /джэк (джерк) оф/ — дрочить
  • Knob — /ноб/ — член
  • I don`t give a fuck — /aй дoнт гив э фак/ — мне пoeбaть
  • Pimp — /пимп/ — сутенер
  • Piss off — /пис оф/ — охуеть
  • Pissflaps — /писфлэпс/ — хуйня
  • Pussy — /пуси/ — пизда
  • Eat pussy — /ит пуси/ — лизать пизду
  • Queer — /куир / — педик
  • Sissy — /сиси/ — педик
  • Screw (up) — /cкрю (ап)/ — выебать
  • Squeeze — /скуиз/ — выебать
  • Shit — /шит/ — говно, бля

Итальянский Править

  • Batona — /БатОна/ — Блядь (шлюха)
  • Сazzo — /кАцо/ — хуй
  • Сazzo di caccare — /кАцо ди какаре/ — сраный хуй
  • Neanche cazzo — /неАнке кАцо/ — ни хуя
  • Ten’cazzo — /тен кАцо!/ — хуй тебе!
  • Сulo — /кУло/ — жопа
  • Va fa’n’culo — /ва фан кУло/ — пошел в жопу
  • Fessa — /фЕса/ — пизда
  • Fica — /фИка/ — пизда
  • Figa — /фИга/ — пизда
  • Leccare la figa — /лекАре ла фИга/ — лекарить
  • Va fa’n’fica! — /ва фан фИка!/ — пошел в пизду!
  • Merda — /мЕрда/ — говно
  • Pezzo di merda — /пЕцо ли мЕрда/ — кусок говна
  • Putana — /путАна/ — сука
  • Figlio di putana — /ФИльо ди путАна/ — сукин сын
  • Puzza — /пУца/ — вонючка
  • Scappare — /скапАре/ — ебать
  • Vattone! — /ВАтоне!/ — Отъебись!
  • Va fa bocca — /Ва фа Бока/ — ебать в рот

Французский Править

  • La bitte — /ля бит/ — хуй
  • la queue — /ля кю/ — хуй
  • la verge — /ля вepж/ — хуй
  • le zob — /ле зоб/ — хуй
  • la pine — /ля пин/ — хуй
  • le con — /ле кон/ — мудак
  • fils de pute — /фис дёпЮт/ — сукин сын
  • nique ta mere — /никта мер/ — «ебать твою мать»
  • ta mere la pute — /тамер ла пют/ — «твоя мать шалава»
  • encule — /ёнкюле/ — «урод» или «пидар»
  • suse ma bite — /сюс ма бит/ — «отсоси мой хуй» или просто «отсоси»

Французские ругательства (малая часть) Править

  • putain — / пютА/ — «блядь», используется и в квебекском
  • et ta s?ur! — /ытасЁр!/ — буквально «твою сестру!», по смыслу «твою мать!»
  • bordel de merde — /бордэль дёмЭрд/ — буквально «сраный бардак», по смыслу «полный пиздец»
  • enfant de pute — /анфА дёпЮт/ — «сукин сын»

КитайскийШаблон:Источник? Править

  • лау ар — хуй
  • кау ан — яйца
  • пи ку — жопа
  • Ни сы + — ты + любое из выше перечисленных
  • Ган ни ня! — ёб твою мать!

ТайскийШаблон:Источник? Править

  • Джан лай/ай хиа/ай сат — сукин сын
  • Хи/хой/тжим — пизда
  • Коуй/Хам/Кадо/Чу — хуй
  • Ет/Ау/Пи — ебать
  • Док Тонг/Гали — блядь
  • На хи — твоё лицо как пизда
  • Чанг ет — ебать тебя слоном (к женщине)
  • На чет хи — ебать твоё лицо
  • На тет — ебальник
  • Ет по/ме мынг — еб твоего отца/мать
  • Кот по/ме мынгтай — чтоб твой отец/мать отбросили коньки
  • Ай дела чан — иди ебись (со всеми)
  • Ай на ту мия — мудак

Большая просьба, эти словечки не употреблять где попало: — на юге, на Самуи, Пукете и в Патани, Ялла и так далее, за такие слова у вас могут быть большие проблемы на полном серьезе.

Арабский Править

  • шармУта — проститутка

Иврит Править

  • зонА — шлюха
  • бэн зонА — сукин сын
  • зАйн — хуй
  • кус — пизда
  • леасОт ба яд — дрочить
  • лех тиздаен — иди на хуй
  • кус амак — бля, твою мать, ебать и прочее…
  • тАхат — жопа
  • Омо — пидор

Белорусский мат Править

В Беларуси царит двуязычие (русский язык в ходу наравне с белорусским). Поэтому в «синеокой» существует 2 вида мата.

а). Мат русскоязычных белорусов мало отличается от мата рязанских или томских мужиков (баб). Хоть он и имеет свои фонетические особенности.

Так белорусы скажут: «пізьдзец», «блядзь» (или «бляць»), «ябаць», «ідзі ў (читаеться как английское „w“) пізду!», «Хуйня, блядзь, поўная!».

б). Белорусско-язычные же белорусы имеют свой неповторимый, сочный мат (или по-белорусски «лáянку»).

  • выблядак — урод
  • выдыгáцца — выёбываться
  • гамóн — пиздец. Популярно также «капéц», слово помягче.
  • дýпа — жопа.
  • Ідзі ты да ліхамáтары! — Иди на хуй!

в). Стоит заметить, что белорусы чаще не посылают, а проклинают. Например, «Каб ты здох!» (сокращённо — «Каб ты!»), «Каб цябе

  • трасцá!» («Каб цябе!»).
  • Забí зяпу! — Заткнись!
  • запóрхаться — заебаться.
  • курвíска — сука, блядь.
  • лайнó — говно. Хотя употребляеться и «гаўно».
  • лáхаць — ржать. Слово, употребимое только в Восточной Беларуси.
  • ляснуты — ёбнутый.
  • мехам ляснуты — припизженный, ёбнутый на всю голову
  • маркітавáцца — ебаться.
  • маркітýн — ёбарь.
  • Мянé дрэчыць! — Меня колбасит!
  • нáвалач — чужие, приезжие хуи.
  • пярдóліць — ебать.
  • самадáйка — шлюха.
  • Смакчы струк! — Соси хуй!
  • срáнае гадаўё — козлы, уроды.
  • сярýн — засранец.
  • Тóркнула! — Зацепило!, Мне вставило!
  • халéра — 1) междометия «бля», «блять»

с) Хуйня, поебень

  • Во халера! — Ни хуя себе!
  • На халеру? — На хуя?
  • Чэлес — член.
  • Шкыньдзёхай! — Пиздуй отсюда!

Турецкие ругательстваШаблон:Источник? Править

  • аmina koyim — Амна койИм — ебать тебя
  • beyinsiz — бейинсыз — безмозглый
  • igrengsin — ираншсын — проблюйся
  • agizina sigayim — аизына счайим — так и не выяснили, как правильно на русский перевести, но что-то вроде «отъебись через жопу»
  • inek — инек — корова, осел
  • kus beyinli -куш бейинли — слабоумный
  • sipastik — сыпастик — идиот
  • chenini capa — ченыны капа — заткнись

Японский матШаблон:Источник? Править

Ругательства Править

  • Симатта (shimatta) — «Блин, черт, облом».
  • Симаймасита (shimaimashita) — Более вежливая форма с тем же смыслом. Используется в приличной компании.
  • Ти (chi) — «Черт». Произносится на выдохе, когда дела идут плохо.
  • Кусо/ксо (kusou) — «Дерьмо». Может использоваться фигурально. Часто — в форме восклицания.
  • Тикусё/тиксё (chikushou) — «Сука». Достаточно резкая форма. Часто используется не как оскорбление, а как восклицание.
  • Ати ни икэё (Atchi ni ikeyo) — «Канай отсюда».
  • Дзаккэнаё! (Zakkenayo!) — «Пошел на…».
  • Удзаттэ! (Uzatte!) — «Пошел в…».
  • Синдзимаэ! (Shinjimae!) — «Убирайся к черту!»
  • Тимпункампун (chinpunkanpun) — «Ни хрена об этом не знаю».
  • Бу- (bu-) — Глагольная матерная приставка. Скажем, «бу-ккоросу» примерно переводится как «убью на фиг». ^_^

Оскорбления Править

  • Киккакэ (kikkake) — «позер», человек, пытающийся казаться круче, чем есть.
  • Тикусёмо (chikushoumou) — «Сукин сын».
  • Ама (ama) — «Сучка». Буквально переводится как «монахиня». ^_^
  • Бака (baka) — «дурак». Не очень оскорбительное выражение. Часто используется детьми.
  • Бакаяро (bakayarou) — Более оскорбительная и «крутая» форма предыдущего. Используется мужчинами и по отношению к мужчинам. По смыслу ближе к «ублюдок».
  • Ахо (ahou) — «Придурок, недоумок».
  • Тэмаэ/Тэмээ (temae/temee) — Оскорбительный мужской вариант местоимения «ты». Обычно по отношению к врагу. Нечто вроде «ублюдок» или «сволочь».
  • Онорэ (onore) — То же самое, но более грубо.
  • Кисама (kisama) — То же самое, но еще более грубо.
  • Коно-яро (kono-yaro) — «Сволочь».
  • Кусотарэ (kusotare) — «Идиот, дебил». Буквально — «голова из дерьма».
  • Рэйдзи (reijii) — «Псих».
  • Одзёсама (ojousama) — «Принцесса», испорченная девчонка из богатой семьи.
  • Хаппо бидзин (happo bijin) — Двуличный, ко всем подлизывающийся человек.
  • Яриман (yariman) — «Шлюха».
  • Косё бэндзё (kosho benjo) — «общественная уборная», девушка, которая никому не отказывает.

Непристойности Править

  • Омонку (omonkuu) — Делать миньет.
  • Ака Тётин (Aka Chochin) — «Красный квартал», район проституток.
  • Сукэбэ (sukebe) — «грязный старикашка».
  • Тикан (chikan) — «приставала».
  • Дэмбу (denbu) — Зад.
  • Кэцу (ketsu) — «Задница».
  • Кэцуноана (ketsunoana) — «Жопа».
  • Унко (unko) — Кал, «говно».
  • Тити (chichi) — Грудь, «сиськи».
  • Оппай (oppai) — «Буфера».
  • Тибу (chibu) — Гениталии, «причиндалы».
  • Данкон (dankon) — Половой член.
  • О-тин-тин (o-chin-chin) — «Дружок» (ласково — о половом члене).
  • Типатама (chipatama) — Головка члена.
  • Бокки (bokki) — «вставший» (о члене).
  • Момо (momo) — Вагина, «щелка», буквально — «персик».
  • Варэмэ (wareme) — Вагина, «пизда».

См. также Править

Ссылки Править

Список научных работ и словарей второй половины XX века Править

Список в основном взят из статьи В. М. Мокиенко

  • 27 словарей, изданных в России и СССР с 1859 по 2005 г.г. — CD «СОБРАНИЕ ТОЛКОВЫХ СЛОВАРЕЙ ТЮРЕМНОГО И БЛАТНОГО ЖАРГОНА», М.: 2005, Словарное издательство ЭТС (Электронные и Традиционные словари), ISBN 5864601187 [7]
  • Балдаев В. К., Исупов И. М. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и графический портрет советской тюрьмы). М., «Края Москвы», 1992, 526 стр.
  • Быков В. Русская феня. Словарь современного интержаргона асоциальных элементов. Munchen, 1992, 173 стр.
  • Жельвис В. И. Поле брани. Сквернословие как социальная проблема. М.: Ладомир, 2001, 350 стр.
  • Ильясов Ф. Н. Мат в три хода (опыт социологического исследования феномена нецензурной брани) // Человек. 1990, № 3, 198—204.
  • Козловский В. Собрание русских воровских словарей в четырех томах. Тт. 1-4. New York, 1983.
  • Козловский В. Арго русской гомосексуальной субкультуры. Материалы к изучению. New York, 1986, 228 cтр.
  • Косцинский К. Ненормативная лексика и словари // Russian Linguistics, 1980, № 4, 363—396.
  • Левин Ю. И. Об обсценных выражениях русского языка // Russian Linguistics, 1986, № 10, 61-72.
  • Мокиенко В. М. Образы русской речи. М., 1986, 278 стр.
  • Международный словарь непристойностей. Путеводитель по скабрезным словам и неприличным выражениям в русском, итальянском, французском, немецком, испанском, английском языках. Под ред. А. Н. Кохтева. М., 1992, 90 стр.
  • Плуцер-Сарно, А. Большой словарь мата / Вступ. ст. д. филол. н., проф. А. Д. Дуличенко и д. филол. н. В. П. Руднева. Т. 1: Опыт построения справочно-библиографической базы данных лексических и фразеологических значений слова «хуй». СПб.: Лимбус Пресс, 2001. ISBN 5-8370-0161-1 Большая часть материалов опубликована автором по адресу http://plutser.ru
  • Росси Жак. Справочник по ГУЛАГу. Исторический словарь пенитенциарных институций и терминов, связанных с принудительным трудом. Предисловие Алена Безансона. London, 1987, 546 стр. Изд. 2-е (в двух частях), дополненное. Текст проверен Н. Горбаневской. М., 1991.
  • Русский мат. Толковый словарь CD, Словарное издательство ЭТС (Электронные и Традиционные Словари) [8]
  • Словарь воровского языка. Слова, выражения, жесты, татуировки. Тюмень, НИЛПО, 1991, 170 стр.
  • Три века поэзии русского Эроса. Публикации и исследования. М., Издательский центр театра «Пять вечеров», 1992, 160 стр.
  • Успенский Б. А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии (статья первая) // Studia Slavica Hungarica. XXIX, Budapest, 1983, 33-69.
  • Успенский Б. А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии (статья вторая) // Studia Slavica Hungarica. XXXIII/1-4, Budapest, 1987, 37-76.
  • Успенский Б. А. Религиозно-мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии // Semiotics and the History of Culture. Ohio, 1988, 197—302.
  • Файн А., Лурье В. Все в кайф. СПб., 1991, 196 стр.
  • Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Под ред. Б. А. Ларина. Перевод с нем. и предисловие О. Н. Трубачева. Тт. 1-4. М., 1964—1973; 2-е изд. 1986—1987.
  • Чернышев А. В. Современная советская мифология. Тверь, 1992, 80 стр.
  • Эротика 1992 — Эротика в русской литературе: от Баркова до наших дней. Тексты и комментарии (Литературное обозрение. Специальный выпуск). М., 1992, 112 стр.
  • Brodsky Hannah. Modern Trends in English Borrowings into Russian // Australian Slavonic and East European Studies. 1992, № 2, 71-84.
  • Prof. Devkin V. Russische obzöne Lexika (Langenscheidt Verlag, Germany)
  • Drummond D.A., Perkins G. Dictionary of Russian Obscenities. 3-d, revised edition. Oakland, 1987, 94 стр.
  • Elyanov D. The Learner’s Russian-English Dictionary of Indecent Words and Expressions.2-d revised edition. Pacific Grove, 1987, 128 стр.
  • Ermen I. Der obszone Wortschatz im Russischen. Etymologie, Wortbildung, Semantik, Funktion. Magisterarbeit. Berlin, 1991, 105 стр.
  • Galler Meyer, Marquess Harlan E. Soviet Prison Camp Speach. A Survivor’s Glossary. Supplement by Terms from the Works of A.I. Solzenicyn. Madison, 1972, 216 стр.
  • Galler Meyer. Soviet Prison Camp Speach. A Survivor’s Glossary. Supplement. Hayward, California, 1977, 102 стр.
  • Geiges A., Suworowa T. Liebe steht nicht auf dem Plan. Frankfurt, 1989.
  • Glasnost M. 100 schmutzige russische Worter. Deutsch-kyrillische Lautschrift. Herausgegeben von M. Glastnost und illustriert von G. Bauer. Frankfurt/Main, 1988, 69 стр.
  • Haudressy Dola. Les mutations de la langue russe. Ces mots qui disent l’actualite. Paris, 1992, 269 стр.
  • Kaufmann Ch.A. A Survey of Russian Obscenities and Invective Usage // Maledicta IV, 2, 1981, 261—282.
  • Patton F.R. Expressive means in Russian youth slang // Slavic and East European Journal, 1980, № 24, 270—282.
  • Plahn J. Хуйня-муйня и тому подобное // Russian Linguistics, vol. 11, 1987, 37-41.
  • Raskin V. On Some Pecularities of Russian Lexikon // Papers from the Parasession on the Lexicon. Chicago, Chicago Linguistic Society. 1978, 312—325.
  • Razvratnikov Boris Sukich. Elementary Russian Obscenity // Maledicta III, 197—204.
  • Timroth W. von: Russische und sowjetische Soziolinguistik und tabuisierte Varietaten des Russischen (Argot, Jargons, Slang und Mat) // Slavistische Beitrage. Bd. 164. Munchen, 1983, 7-73.
  • Timroth W. von: Russian and Soviet Sociolinguistics and Taboo Varieties of the Russian Language (Slavistische Beitrage, Bd. 205). Munchen, 1986.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики